ООО «АЛИТ М»

Организация по утилизации отходов.
Использование вторичныx ресурсов в производстве стройматериалов.

Since 1991

8 (495) 935-73-19 8 (495) 232-69-00

г. Москва, улица Б. Новодмитровская, дом 23 строение 3

Отходы должны приносить пользу

Интервью с директором «АЛИТ М» Андреем Шевцовым.

ООО «АЛИТ М» работает в сфере переработки отходов уже более двух десятилетий. Это одно из немногих предприятий, которое пытается наладить грамотный сбор вторсырья и его полноценное использование. О своём пути в этом бизнесе и том, что следует предпринять для создания в России эффективной системы утилизации промышленных отходов и внедрения «зелёных» технологий рассказывает директор компании Андрей Шевцов.

«Тандем»: Андрей Михайлович, не могли бы вкратце рассказать о своём пути в бизнесе по переработке отходов?

Андрей Шевцов: Я начинал работать в этой сфере ещё в 1987 году, когда такой структуры как «АЛИТ М», естественно, не существовало, а все предприятия были государственными. Моя трудовая биография начиналась на Подольском цементном заводе, рядом с которым располагался НИИЦемент. И в тот период всё время возникали идеи о том, как улучшить вяжущие свойства цемента путем внедрения различных добавок. И на заводах, работающих по «мокрому» способу много размышляли о том, как уменьшить производственные затраты и снизить себестоимость продукции.

Шла постоянная борьба с влажностью, а я тогда занимался, в частности, тем, что отвечал за приготовление и подачу сырьевой смеси (шлама) на печи. Но мы знаем, что бесконечно снижать уровень влажности нельзя, так как это будет затруднять подачу шлама на печи. Но за счёт того, что мы стали вводить различные активные вещества и добавки, при таком же уровне влажности удалось существенно увеличить растекаемость смеси. В результате значительно снизился расход воды при помоле известняка с глиной в сырьевых мельницах. Но когда внимательно посмотрели на результаты, то увидели, что используемые добавки получены вовсе не каким-то суперсложным и затратным путём, а являются отходами других предприятий.

Надо сказать, что Подольский цементный завод являлся экспериментальным, а в то время существовали программы по использованию золы ТЭЦ в цементной промышленности. Поэтому в этой сфере мы в тогдашнем СССР фактически были одними из первых.

«Тандем»: Переход на золу был вынужденным из-за истощения глиняных карьеров?

Андрей Шевцов: Нет, ведь не секрет, что такое социализм. При плановой экономике мы на заводе не задумывались о том, где взять компоненты для производства. 06 этом голова болела у чиновников в главке и министерстве. Но в те времена, когда я пришёл на завод, известняковый карьер уже исчерпал свой ресурс и завод работал на привозном сырье. Глиняный карьер тоже был практически истощён и его запасов не хватало. Поэтому использование золы было, как говорится, в тему.

Но когда вышел закон о соцпредприятии, то ситуация быстро изменилась, и ТЭЦ, с которых нам в соответствии с программой до того момента зола доставалась практически даром, быстро подняли в несколько раз цены на свои отходы. Это для цементников стало ударом, так как было потрачено много времени и сил, чтобы перевести производство на двухкомпонентную смесь из известняка и золы. Ведь для этого пришлось исключить из процесса глину и даже огарки. И мы считали, что это нам следует платить за утилизацию отходов, а не наоборот.

Нам пришлось отказаться от поставок золы и возвращаться к традиционной технологии производства цемента.

Однако опыт по утилизации золы, которая фактически являлась отходом, в дальнейшем очень пригодился. И когда в 1993 году я пришёл с проектом по утилизации промышленных отходов в существовавший тогда Мособлкомприроды, то встретил там однозначную поддержку. Ведь в их задачи входило стимулирование предприятий к цивилизованной утилизации отходов, но хозяйствующим субъектам было очень сложно это делать, т. к. отсутствовали специализированные компании по переработке.

«Тандем»: Ваша компания тогда уже существовала?

Андрей Шевцов: Мы организовали собственное предприятие в 1991 году, и с того времени я начал ездить по подмосковным городам и предлагать свои услуги по переработке отходов. Доводилось, в том числе, много выступать перед экологами предприятий и рассказывать о своих возможностях. И если из 20-25 представителей двое оценивали нашу инициативу положительно, и удавалось заключать договоры, то это давало возможность наращивать производственную деятельность по переработке.

Примерно к 1995 году удалось добиться неплохих успехов. В частности, нами были приведены в порядок с утилизацией осадка очистные сооружения г. Жуковского. И в то время мы работали уже с такими предприятиями как АМО ЗИЛ, ОАО МТЗ «Филит», ОАО ММЗ «Серп и молот», ФГУП ГКНПЦ им М. В. Хруничева, ФГУП «Гознак».

«Тандем»: Какие виды отходов вы утилизируете?

Андрей Шевцов: Их много. Это нефтесодержащие отходы, гальваношламы, нейтрализованные травильные растворы, лакокрасочные материалы. Все эти отходы используются в качестве добавок при производстве цемента или выступают в роли альтернативного топлива.

В числе прочего, мы используем отходы, осадки очистных сооружений автомоек и ливнестоков, в состав которых входят известняк и глина, используемые в цементном производстве. Есть там и вредный для цемента и, наоборот, необходимый при изготовлении асфальта песок. Его мы совместно с коллегами, с которыми плотно работали ещё в 90-е годы, также активно использовали для производства асфальтобетонных смесей.

Например, когда мы определили химсостав осадка на очистных сооружениях завода ЗИЛ, то выяснилось, что он практически идеально соответствует составу готового шлама для цементной промышленности. Его мы после небольшой корректировки также пускали в дело.

В целом, сейчас в основном мы занимаемся тем, что утилизируемые отходы используем в качестве сырья для цементного производства в виде добавок для улучшения вяжущих свойств цемента.

«Тандем»: Каждый вид отходов перед использованием изучается на химсостав?

Андрей Шевцов: Да, конечно. Пока у нас нет своей лаборатории, хотя есть планы по её организации. Также мы в будущем планируем не арендовать мощности на цементных заводах, а создать собственное предприятие по переработке отходов. Говорить о каких-то деталях этого проекта ещё преждевременно, но этой проблемой мы сейчас очень плотно занимаемся. В основном мы намерены сосредоточиться на промотходах. Но это дело затратное, средств не хватает, поэтому пока у нас имеется свой парк спецтранспорта и мы арендуем асфальтобетонные и цементные производственные мощности.

«Тандем» : Какие нужны законодательные изменения, чтобы создать нормальные условия для вашего бизнеса?

Андрей Шевцов»: Необходимо на законодательном уровне разработать экономический механизм по внедрению раздельного сбора и сортировке отходов, а также по использованию отходов в качестве вторсырья. Существующие сегодня законы и положения не соответствуют реальным условиям, т.к. процесс переработки промотходов очень трудоемок и требует больших капиталовложений.

В целях недопущения образования несанкционированных свалок следует усилить контроль за обращением отходов. Вся цепочка движение отходов, начиная от природопользователя – образователя отходов до конечного пункта их размещения, использования и обезвреживания должна контролироваться специальным и уполномоченным госорганом.

Следует также внести изменения в Налоговый кодекс и утвердить применение коэффициента ускоренной амортизации к оборудованию и спецтранспорту. Которые работают с агрессивными средами, что позволит быстрее модернизировать производственные мощности. Плюс. Следует отменить налог на добавленную стоимость на закупки отечественного и спецтранспорта. И таких тонких моментов очень много.

«Тандем»: Насколько в Москве отработана сама система переработки отходов?

Андрей Шевцов: Немного расскажу об её эволюции... Ранее согласно положению правительства Москвы природопользователь заключал договор со специализированной организацией-транспортировщиком отходов или с компанией, занимающейся их переработкой. И вся процедура сбора и утилизации отходов с указанием их объема и класса опасности отображалась в специальном талоне, который участники этого процесса заверяли своими печатями и сдавали в специальный контролирующий орган.

Однако данный контролирующий орган, ГП «Промотходы», не только выдавал талоны, но и одновременно сам занимался переработкой отходов, тогда как такая контролирующая инстанция должна быть независимой, иначе она начинает принуждать предприятия работать на невыгодных для них условиях. Поэтому действовавшая определенный период времени система была упразднена и контроль в нашей сфере ослабел. Также были отменены лицензии на транспортировку, сбор и использование отходов. Осталось только лицензирование процесса размещения и обезвреживания отходов. Однако коллективное мнение переработчиков сводится к тому, что лицензирование необходимо восстановить в прежнем объёме.

«Тандем»: К каким издержкам привела отмена лицензирования?

Андрей Шевцов: Возникло очень много компаний-транспортировщиков отходов из ближнего зарубежья, в результате деятельности которых и появилось огромное количество несанкционированных свалок. И это относится не только к транспортировщикам.

Сейчас с отходами работает масса компаний, которые всплыли неизвестно откуда и демпингуют по полной программе. Им экологические вопросы, по-русски говоря, побоку. В результате они очень мешают добросовестным переработчикам со стажем.

Из-за таких аферистов работать чрезвычайно сложно, а ожидать от них можно всего чего угодно. И печати подделывают, и подделывают акты о производстве работ и всеми такими деяниями прикрывают свою недобросовестную деятельность. А потом из контролирующих органов к нам поступают запросы, в которых нас просят сообщить о том, на каких основаниях мы работаем с такой-то фирмой, представителей которой мы ранее и в глаза не видели. Естественно, мы отвечаем, что с такой компанией вообще никогда не работали и указываем своих настоящих партнеров. Приходится высылать в подтверждение своей правоты акты и договоры о производстве работ. Но пока идут разбирательства, учредители «левых» компаний благополучно исчезают и уходят от ответственности.

«Тандем»: Практически речь идет о мошенничестве и своего рода контрафактных услугах!

Андрей Шевцов: Действительно, это так. Поэтому «грязи» в прямом и переносном смысле в нашей деятельности хватает. Поэтому следует усилить госконтроль в нашей сфере и восстановить систему лицензирования. И, конечно, хотелось бы, чтобы было поменьше бюрократических барьеров, а условия для развития производств по переработки отходов были бы такими же благоприятными, как в Европе.

Какие шаги следует предпринять, чтобы утилизация отходов в России была таким же выгодным делом, как и в развитых странах?

Красивых слов в поддержку малого бизнеса произносится много, но складывается впечатление, что на деле он никому не нужен. Поэтому хотелось бы, чтобы условия для предпринимательской деятельности были бы такими же, как в Европе.

Например, в Швейцарии организовать новое производство по переработке отходов гораздо проще. Но одновременно ставятся жесткие условия для деятельности. И если выбросы вредных веществ, которые попадают в санитарную зону, выше определенных значений, то работать тебе не дадут. Но зато одновременно никто не приходит и не мешает работать под предлогом, что работа предприятия нарушает какое-то очередное неведомое постановление. То есть рамки ведения бизнеса очерчены четко, и если их не преступать, то развивать дело выгодно.

«Тандем»: Несмотря на сложную экономическую ситуацию и кризисы 90-х и 2000-х годов, а также массу нерешенных проблем, вам за долгие годы все-таки удалось выстроить эффективно работающий бизнес. Считаете ли вы себя успешным предпринимателем?

Андрей Шевцов: На этот вопрос сложно ответить. Сейчас мы задались целью открыть собственное производство. Но, к сожалению, в России достаточно сложно вести производственную деятельность, в том числе из-за высоких бюрократических барьеров. Поэтому многие предпочитают регистрировать предприятия за пределами страны и там же платят налоги. Идти по такому пути не хочется.

«Тандем»: В каком направлении следует развивать переработку отходов в нашей стране?

Андрей Шевцов: В Московском регионе есть несколько мусоросжигательных заводов. Но отходы рациональней использовать для дальнейшей переработки и пускать их в хозяйственный оборот. На этот счет даже имеется закон № 89-ФЗ «06 отходах производства и потребления», который устанавливает требования и правила обращения с отходами и основные принципы экономического регулирования в этой сфере. Если в Москве пока даже не получается сортировать сырье на этапе выноса мусора из дома, значит это надо делать на сортировочных станциях. Всем этим следует заниматься, и задача состоит в том, чтобы превратить отходы в доходы, так как они являются готовым вторсырьем. Во-первых, это выгодно, а во-вторых, сохраняет экологию. Сейчас много говорится об инновационной экономике. Но инновации – они все «зелёные». И самые развитые страны – это «зелёные» государства. Россия должна и обязана занять достойное место в их ряду.

Алексей Щеглов

Полную версию статьи читайте в журнале «Тандем» № 1-2013.



Еще статьи:

  1. Отходы должны приносить пользу
  2. Вторая жизнь отходов, или давайте сделаем мир чище.
  3. II Всеросcийская (Международная) конференция по бетону и железобетону 5-9 сентября 2005г.
  4. Утилизация промышленных отходов - сохраним экологию планеты!
  5. Промышленные отходы и экологическая эволюция
^ Наверх